Версия для печати

Тяньаньмэнь: три события в одном

 

Tiananmen: three events in one

 

Для современника, наверное, уже мало что значат события в Пекине, произошедшие весной и летом 1989 года. Если честно, они не особенно много значили для советских людей тогда. Скупые сообщения ТАСС о том, что в Китае разогнали демонстрацию студентов на главной площади страны, и есть жертвы. И рассказы взахлёб от "Радио Свобода" и "Голоса Америки", что кошмарные китайские коммунисты-людоеды перекрошили танками в капусту десятки тысяч ни в чём не повинных людей, ждавших прихода демократии на площади Тяньаньмэнь.

Нас тогда гораздо больше интересовали свои события: споры набиравшего силу Ельцина с потерявшим популярность Горбачёвым, новые рецепты извлечения спирта из клея БФ, охватывающий страну рэкет и тотальный дефицит макаронных изделий. А Китай - что Китай? Многие с удивлением узнавали, что Мао Дзедун уже лет десять, как помер. А о том, что КНР уже не занимается ловлей воробьёв, сбором саранчи и литьём чугуна в деревенских дворах, даже не подозревали.

 

Поэтому десятки тысяч погибших китайцев народная молва легко увеличивала до сотен, но никто не придавал этому значения: маоисты каждый день там гасят такое же количество, для борьбы с перенаселением.

В общем, в СССР об этом забыли всего через неделю после того, как узнали. И очень мало кто интересовался в дальнейшем - а что же было на самом деле?

В наши дни наиболее разумные россияне имеют такого рода уже сформулированное мнение: КПК всё сделало правильно, не дав тогда Китаю свернуть с пути социализма, загнав (или ограничив - кому как ближе) китайскую перестройку, подобную советской, в рамки государственных, а не стихийно-анархических, криминальных по своей сути, перемен и реформ. Десятки тысяч убитых горлопанов послужили залогом того, что в дальнейшие годы население не вымирало и беднело, а прирастало и богатело. А сам Китай стал ведущей мировой державой, уже наполовину поглотившей РФ и в скором времени готовый прибрать к рукам США и весь остальной мир.

 

Так что же было на самом деле на этой площади Тяньаньмэнь, в далёком уже от нас 1989 году? Ведь, в какой-то мере, именно эти события можно считать поворотной точкой в новейшей китайской и мировой истории... Давайте разберёмся.

Акт первый: Социалистический майдан по-китайски

Как и в киевских событиях, произошедших гораздо позже - в 2013-2014 году (майдан), всё началось с протестов против политики власти, причём на одной площади, в одной толпе - но с совершенно разными, даже диаметральными по своей сути, лозунгами протестующих. Сейчас можно, наверное, достаточно точно обозначить одно из начальных требований протеста: "Мы против коррупции!" - как и в случае киевского майдана.

Перед этим умер (скоропостижно) Ху Яобан - один из Генсеков КПК, отправленный в отставку в 1987г. В отставку его отправили товарищи по партии не просто так - а из-за того, что слишком шустро начал тов. Яобан продвигать реформы либерально-демократического характера, мужественно преодолевая наследие Великого Кормчего. Рыночные реформы он продвигал, ну прямо, как у нас.

Его смерть весной 1989 года показалась его сторонникам не случайной, и они развернули палаточный лагерь на (цитирую) "площади, традиционно используемой как место массовых протестов против властей". Вам не кажется, что мы немного не так воспринимаем Китай 80-х? Может быть, кто-нибудь из читателей сможет указать аналогичное место в те времена в СССР или припомнить факты палаточных протестных лагерей той поры?

А в наше время в РФ?

 

Оздоровительный сон на площади

А вот в КНР, оказывается, это было как с добрым утром. Несмотря на недавних хунвейбинов и цитатники Мао в каждом кармане, выясняется, что перестройка началась там раньше, чем  у нас. Ещё в 1979-м.

Итак, с 27 апреля 87 года на Тяньаньмэнь появились палатки. А протестующие появились немного раньше - они, оказывается, и до этого постоянно там появлялись по поводу и без. В палатках поселились студенты, требовавшие реабилитации Ху Яобана и дальнейшей либерализации Китая. Вроде безвиза и кружевных трусиков.

Но не всё так просто! Среди палаток с протестантами такого рода практически одновременно появились протестанты против любых либеральных реформ, сторонники откровенного маоизма, требовавшие борьбы с уже пустившей корни в Китае коррупцией. Борьбу с коррупцией поддержали и либералы - она давала возможность обвинить КПК и коммунистов в целом в наносимом государству вреде, и с помощью такого приёма развивать требования о смене строя в целом.

 

Студенты - застрельщики событий

В едином порыве борьбы за то, чтобы борьба была главной задачей борющейся молодёжи за борьбу с борьбой сошлись, казалось бы, непримиримые идеологические противники. Если кто помнит и знает, как начинался киевский Майдан, и считает его из ряда вон выходящим идиотизмом - пусть успокоится, за четверть века до него уже было круче.

Кроме студентов на Тяньаньмэнь обосновались и члены Независимой ассоциации пекинских рабочих (основана 19 мая, но основной костяк существовал уже в апреле) - непонятная полупрофсоюзная организация, требовавшая перемен в оплате труда и ненавидевшая чиновников. В общем, они тоже боролись за борьбу. А чиновников, по разным причинам, ненавидели все. И все сходились в мнении, что чиновники воруют.

Но примерно половина считала, что чиновников надо расстрелять или отправить в лагеря, а на их место поставить других чиновников, чтущих Мао и верных идеям коммунизма. А вторая половина напирала на то, что чиновников надо расстрелять или отправить в лагеря, а на их место поставить других чиновников, верных идеям западного рынка и духа свободного предпринимательства.

Пока никто из чиновников не пострадал, протестующие были едины в первой части своего плана. Примерно так можно обозначить ситуацию на загаженной протестным дерьмом и мусором (в буквальном смысле!) главной протестной площади Китая. Такие разные по духу протестанты сообща изловили экстремистов, пытавшихся облить красной краской портрет Мао Дзедуна на его мавзолее, и сдали их в милицию.

 

Попытка покрасить Мао

Власть сначала относилась к этому шоу вполне снисходительно, пока с площади не начало вонять - в буквальном смысле. Антисанитария в городе - это, знаете ли, как-то не комильфо даже в Китае. Выступления меньшего масштаба одновременно проходили ещё в трёх крупных городах КНР.

15-18 мая проходил визит Горбачёва в Китай. Тяньаньмэньские обитатели даже нарисовали плакаты на русском, для встречи Михаила Сергеевича - но туда он не пошёл. И на все вопросы по поводу площади отвечал, что это - внутреннее китайское дело.

Власть примерно с середины мая многократно предлагала разойтись по домам захватившим площадь засранцам - как либерального, так и тоталитарного рода. Но те решили стоять на своём, лежать на своём, спать на своём и даже кушать на своём собственном. Видимо, принюхались и даже нравиться начало. Почти через месяц пришлось объявить военное положение в городе. Но это не возымело действия.

Тогда партия приняла решение разогнать протестующих силой - и в конце мая - начале июня в город ввели армейские части, строго-настрого запретив им повреждать китайцев.

 

Протестующему джентльмену не понравился фотоаппарат девушки.

Первая попытка вытеснить народ с площади. Отлично видно, что солдаты не вооружены и не агрессивны.

3 июня была предпринята первая попытка вытолкать с площади собравшихся там идиотов, но идиоты вытолкали с площади невооружённых по такому случаю солдат, многие из которых пострадали: демонстранты, в отличие от них, вооружились палками и арматурой. Почти полный аналог истории с "Беркутом".

Стало ясно, что по-хорошему договориться о порядке для уборке и дезинфекции Тяньаньмэнь не получится. И начались уже другие события, которые тоже нам знакомы.

Акт второй: Китайские панки на танках.

 

Китайская молодёжь изучает боевую технику. О судьбе экипажа лучше не думать.

КПК приняла решение о вводе в Пекин уже не солдатских частей, а бронетехники. Расчёт был на то, что увидев танки, народ одумается и разойдётся по домам. Всё-таки танк - это серьёзно. По крайней  мере, так думали власти.

Демонстрантов предупредили, что они завтра будут иметь дело с бронетехникой и дали ночь на раздумье. Оказалось - зря.

Танкистов тоже предупредили - ни в коем случае не увечить, не обижать, не стрелять. И отобрали все патроны и снаряды. И тоже, как оказалось - зря.

В общем, для полноты сходства с ситуацией ГКЧП-91 не хватало только "Лебединого Озера" в телевизорах.

За ночь, как и в СССР спустя четыре года, на подступах у Тяньаньмэнь выросли баррикады из троллейбусов, автобусов, тракторов и грузовиков. А заодно - из мусора и дерьма. А сами протестующие запаслись бутылками с коктейлем Молотова и одеялами.

Зачем одеяла протестантам-неформалам в борьбе с танковой угрозой? О, не беспокойтесь: изобретательный китайский ум нашёл им вполне боевое применение.

На подступах к баррикадам танки и БТР забрасывали коктейлями Молотова. При прорыве через баррикады массы протестантов пихали железные балки в гусеницы танков, что приводило к их разрыву и остановке техники.

 

Первая попытка прекратить беспредел

А потом они лезли на танки, закрывали одеялами смотровые щели, перископы и воздухозаборники, обливали всё бензином и поджигали. Выкуренные таким образом из машин танкисты выбирались из своих горящих бронегробов, и тут же становились жертвами толпы - их убивали и разрывали на части в буквальном смысле слова. И сжигали заживо.

 

Расправа борцов за гуманизм и свободу с солдатом. Привязан к автобусу и сожжён живьём. Это далеко не единичное подобное фото событий.

Нашим танкистам в Москве в 1991 году повезло больше. Московские  панки оказались гуманнее китайских, ограничиваясь лишь фотосессиями на броне.

Таким образом было уничтожено порядка 15 единиц китайской бронетехники в первой половине дня. С учётом предыдущих событий оказалось, что армия уже понесла потери от "безоружных" демонстрантов в сотнях человек убитыми и ранеными.

 

Горящий "Беркут" отдыхает на фоне сожжённой безоружной бронетехники. В Пекине всё было жёстче

После чего всё-таки был дан приказ вести огонь на поражение, и в дело вступили танки и БТР, снаряжённые боеприпасами. А танкисты получили автоматы. И пехота тоже получила приказ применять боевое оружие соответственно боевым условиям. И тогда началось именно то, что считается трагедией.

Акт третий: Китайский аналог Москвы-1993

При следующем штурме площади началась стрельба - как и положено при настоящем штурме. Солдаты, видевшие своими глазами зверства этой толпы, поливали её огнём без разбора, ведя неприцельный огонь. Так же огонь вёлся с бронетехники.

Естественно, никаких коктейлей и одеял демонстрантами в этот штурм уже не использовалось. "Восставшие", как их называет западная пресса, начали разбегаться с окрестных улиц и площади, кто куда, при первых же очередях и холостых пушечных залпах. Кто-то не успел убежать  в подворотни, настигнутый пулей - но не менее половины погибших, по мнению китайских врачей, были просто затоптаны бегущими насмерть.

 

Что-то краски художник пожалел...

Из-за возведённых баррикад и загородивших улицы сгоревших танков к месту трагедии не могли добраться машины "Скорой" - и множество смертей наступило от того, что медицина слишком запоздала. Многие раненые просто истекли кровью.

Всего, по официальным китайским источникам, 242 человека погибло в этих событиях - включая армейцев (их около 200). Пострадавших (раненых) в сотни раз больше. Но это - одна из первых версий, которая несколько раз сменялась, и цифры менялись тоже. В одном из последних китайских подсчётов говорится уже о десятке солдат и паре сотен демонстрантов - то есть, всё наоборот.

Точное количество жертв, выдаваемое властями КНР, не признаётся мировыми сообществами соответствующим действительности - но, в  то же время, никто не может назвать другие, сколь-нибудь достоверные цифры, подтверждённые какими-то реальными данными.

Тем не менее, репортёр агентства «Рейтер» Грэм Эрншоу, единственный из всех западных журналистов наблюдавший с самой площади весь процесс операции, пишет в своих воспоминаниях, что никакой бойни там не было.

На самом деле, чтобы набить в таком стиле 10 000 человек (как изначально вещали западные радиоголоса), площадь должна была быть изначально оцеплена, и на ней должно быть не менее 50 000 человек разом. Но, судя по фотографиям, на момент событий ничего подобного не было.

 

К счастью, фото не передают запаха собравшихся либералов

Зато дипломаты Госдепа засвидетельствовали лично "массовые расстрелы и казни повстанцев на площади". Учитывая тот факт, что этих дипломатов там и близко не было, остаётся лишь поразиться американским способностям присутствовать и свидетельствовать.

 

Китайские власти изо всех сил пытались предотвратить эпидемию на площади

В любом подобном случае закономерно возникает резонный вопрос: а вообще без жертв можно было обойтись? И что именно привело к стрельбе, повлёкшей жертвы?

Нетрудно понять: в случае Тяньаньмэнь можно было обойтись без жертв - во всяком случае, массовых. Если бы для разгона оккупировавших площадь бабуинов (а по другому эту либерально-тоталитарную смесь засранцев язык назвать не поворачивается) сразу же применили оружие. Возможно, хватило бы пальбы в воздух или холостых патронов. Тогда точно обошлись бы без танков - как горящих, так и стреляющих.

И к стрельбе привела именно ванильная, мягко-либеральная политика ЦК КПК, желание полиберальничать и поминдальничать, дабы не вызвать ненароком "осуждение цивилизованного мира". Именно осуждение и санкции, Китай в итоге и получил.

 

Кто не хочет изначально быть разумным и жёстким - тому приходится становиться или жестоким, или мёртвым.

На сегодняшний день средним количеством пострадавших (в западной и загранично-оппозиционой Китаю прессе) считается что-то около 7000 убитых. Это вместе с парой тысяч якобы казнённых по приговору суда зачинщиков. Но реально смертных приговоров в КНР по делу Тяньаньмэнь (за зверские убийства военнослужащих) было вынесено всего 8, и столько же приведено в исполнение.

 

Постановочное фото (заказ Госдепа) из серии "зверств китайского коммунизма", изображающее группу раздавленных танками мирных пекинских велосипедистов. Живописная лужа крови на переднем плане и упирающийся поудобнее рукой в асфальт "раздавленный танком" велосипедист. Удивительно, как не раздавили фотокора...

Гораздо более невнятная картина будет ожидать нас, если мы попытаемся оценить реальное количество жертв в нашем российском аналоге событий - 1993 год, расстрел парламента и бойня в Останкино. Ни российско-путинские СМИ, ни западно-либеральные (и российско-либеральные, оппозиционные, как это ни странно!) даже не пытаются привести сколь-нибудь достоверные данные. Упоминаются то два-три десятка погибших, то около 100. Но по воспоминаниям очевидцев, морги Москвы были забиты под завязку, а до конца 1993 года "пропавшими без вести" было оформлено порядка 17000 москвичей.

В общем, события на Тяньаньмэнь, как вы можете видеть, предвосхитили целых три события на территории РФ и украины, произошедших гораздо позже.

Такие вот исторические параллели.

Степанов © При размещении на других ресурсах ссылка обязательна.