Версия для печати

Степанов. Первые колонисты Марса вымирают!

 

 

С 1960-х в Стране Советов радостно пели по всем каналам, что на Марсе будут яблони цвести. Те, кто слушал – стар и млад, образованные люди и не очень, в общем-то, верили, что так будет. Что именно мы будем первыми колонистами на Марсе.

Но пришли другие времена, и о яблонях на Марсе в нашей стране благополучно забыли, выучив другие песни: например, о том, что секс без перерыва – это очень мило. И для постсоветского обывателя Марс стал не соседней планетой, а шоколадным батончиком, который в левой руке. Когда правая занята, в лучшем случае, сникерсом.

 

А вот в остальном развитом, цивилизованном, культурном мире, о Марсе не забыли. Хотя и от одноимённых батончиков, и от милого бесконечного секса не отказывались. Правда, когда мы у нас пели про Марс, они в массе своей и понятия о нём не имели. Их больше интересовали тогда вопросы размеров бикини в текущем сезоне и прибыли баронов наркокартелей. Но они тоже считали себя культурными и образованными людьми.

 

Не знаю, поют ли сейчас на Западе песни об освоении Марса, но интересуются им живо. Посылают на него марсоходы, вовсю разрабатывают проекты колонизации, рассчитывают, когда и как можно будет добиться, чтобы там зацвели яблони. Или можно стало ходить без скафандра, хотя бы. Что в свете последних данных о красной планете и о реальном положении дел на ней смотрится как полная утопия и фантастика.

Но Запад так не считает. Ему внезапно стало интересно это новое слово в лексиконе, пришедшее из фантастики начала 70-х: терраформирование. И само слово интересно, и всё, что с ним связано. Пока мы стремительно дичаем, возвращаясь в домостроевскую эпоху и лобызаем мощи, учимся предавать всякую астрономию и космонавтику забвению и анафеме, там всем миром, и стар, и млад, изучают эти проекты и спорят: а за сколько это можно сделать, эти марсианские сады? Сколько нужно для этого денег и сколько времени?

Вопрос освоения Марса в последние несколько лет вдруг вышел из области отдалённой и отвлечённой фантастики и перешёл в область практических интересов. Там, на Западе. А мы можем спокойно продолжать гордиться взятием Берлина Кутузовым и первым полётом в космос князя Алексея Гагарина.

В общем, средний россиянец ничего по теме Марса сказать сегодня не может, кроме того, что случайно почерпнёт в просторах мировой сети между чтением мнений Лолит о размерах пенисов. Он и о своей истории-то забыл нахрен, борясь под руководством пани Поклонской из Госдумы со своим кино и Учителем. За православие, самодержавие, народность! За какую народность, правда – непонятно. Русская, как таковая, исчезает и растворяется в народности узбекской, таджикской, китайской. Но для россиянца это не важно: была бы пасхальная корзиночка от Ридигера и патриотизм от Залдостанова. От истинно русских людей, ведущих великого россиянца к светлому будущему.

В котором освоение Марса ему ни к чему, раз обещаны победы Хитрых Планов и Царствие Путина Небесное. В которое попадёт лишь тот, кто умрёт. 

А. Степанов © При размещении на других ресурсах ссылка обязательна.