Версия для печати

38 минут войны в Занзибаре

Это была самая короткая война в истории человечества. Но по количеству погибших за одну минуту боевых действий – одна из самых кровопролитных.

Её жертвами стали более 500 человек. То есть, каждую минуту из этих 38 минут в мир иной уходило  по 15 человек. Впрочем, бывали и более кровопролитные войны…

 Случилось всё в 1896 году. Занзибарский султан Хамад ибн Тувайни умер, и власть в Занзибаре быстренько прибрал к рукам его племянничек Халид ибн Баргаш. Племяннички – они такие, бывают очень шустрые.

 

 

 

Да это всё бы ничего, только в дела занзибарские вмешались внезапно люди, до мнения которых занзибарцам не было никакого дела. Но этим людям было дело до Занзибара.

В общем, усопший султан дружил с Великобританией. Или, по крайней мере, слушался её.

 

А его племянник, вразрез с мнением дяди, пылал страстью к Германии и Бисмарку.

Пока они спорили между собой на султанской кухне (простите, в столовой), кто более голова – Бисмарк или королева Виктория, это никак не отражалось на жизни страны. Но стоило племяннику взять власть в свои руки – и оппаньки! – нашлись те, с кем на кухне не поспоришь. То есть – англичане.

 

 

 

Эти господа, тусовавшиеся в славном Занзибаре на своих прогулочных военных кораблях с целью международного туризма, сразу же не согласились с Халидом ибн Баргашом. Да ладно, если бы не согласились с тем, что Бисмарк – голова! Они не согласились с тем, что Халид унаследовал трон по закону.

 

Ну, казалось бы, какое им дело до занзибарских законов? Ну, докопались бы до чего-нибудь другого, просто  сказали бы, что рожа нового султана им не нравится. Или шляпа у него не та. Нет, они решили заявить ни больше и не меньше, что племянничек усопшего дяди совершил переворот!

Поначалу Халид ибн Баргаш оказался парнем не робким, и ответил, что «Никуда я не уйду! Не дождётесь! Лучше сами уходите!». Собрал 2800 человек, лишь разок не очень громко, кстати, крикнув, и начал заниматься подготовкой к обороне, а при необходимости – и к наступлению. Занзибарцы заточили все кухонные ножи и выкатили из чулана бронзовую пушку XVII века.

 

 

 

Но и англичане оказались не робкого десятка, даже не в своём дворце и не в своей стране. И, тем более, их там был не десяток. Побольше их было. А посему сразу же сунули под нос Халиду бумагу, на которой было крупно написано: «Ультиматум».

Не больше и не меньше.

И разом превратились из туристов в террористов.

А дальше всё начало развиваться, как и можно было ожидать. Вот что о произошедшем рассказывает Википедия:

 

26 августа 1896 года британская сторона выдвинула ультиматум, истекавший 27 августа в 9:00 утра, согласно которому занзибарцы должны были сложить оружие и спустить флаг. Британская эскадра в составе бронепалубного крейсера 1-го класса «Сент-Джордж» (St. George), бронепалубного крейсера 3-го класса «Филомел» (Philomel), канонерских лодок «Дрозд» (Thrush), «Воробей» (Sparrow) и торпедно-канонерской лодки «Енот» (Racoon) выстроилась на рейде, окружив единственный «военный» корабль занзибарского флота — построенную в Великобритании султанскую яхту «Глазго» (Glasgow), вооружённую орудием Гатлинга и малокалиберными 9-фунтовыми орудиями. Занзибарцы в ответ навели на британские корабли все свои береговые орудия (бронзовую пушку XVII века, несколько пулемётов Максима и два 12-фунтовых орудия).

27 августа в 8:00 посланник султана попросил об организации встречи с Бэзилом Кейвом, британским представителем в Занзибаре. Кейв ответил, что встреча может быть устроена только в том случае, если занзибарцы согласятся на выдвинутые условия. В ответ, в 8:30 Халид ибн Баргаш прислал со следующим посланником извещение, сообщавшее, что он не намерен уступать и не верит, что британцы позволят себе открыть огонь. Кейв ответил: «мы не хотим открывать огонь, но, если вы не выполните наших условий, мы сделаем это».

Ровно в назначенное ультиматумом время, в 9:00, лёгкие британские корабли открыли огонь по султанскому дворцу. Первый же выстрел канонерки «Дрозд» угодил в занзибарское 12-фунтовое орудие, сбив его с лафета. Занзибарские войска на берегу (более 3000 человек, с учётом также дворцовой прислуги и рабов) были сосредоточены в деревянных строениях, и британские фугасные снаряды производили ужасный разрушительный эффект.

Через 5 минут, в 9:05, единственный занзибарский корабль «Глазго» ответил, выстрелив в британский крейсер «Сент-Джордж» из своих малокалиберных орудий. Британский крейсер немедленно открыл огонь почти в упор из своих тяжёлых орудий, мгновенно потопив своего противника. Занзибарские матросы немедленно спустили флаг и были вскоре спасены британскими моряками на шлюпках.

 

 

 

 

 

За названиями и классификацией кораблей не видно самих дредноутов. Для большего понимания и представления читателей о том, с чем собирался сражаться единственный "боевой" корабль Занзибара, скажу лишь о головном корабле этой английской миниэскадры. 

 

Бронепалубный крейсер 1-го класса «Сент-Джордж» (St. George) - почти то же самое, что и всем нам известные крейсеры "Варяг" и "Аврора".

 

 

 

 

 

 

В данном случае Сент-Джордж отработал как наша "Аврора", обстреливая мирный султанский дворец и прилежащие к нему сараи, а султанская яхта повторила подвиг "Варяга" и "Корейца", вступив в заведомо неравный бой с такой махиной.

 

 

 

 

 


Снимаю шляпу. Но, понятное дело, не перед асеями и не перед племянничком. А перед командой "Глазго".

 

 

Через некоторое время после начала бомбардировки дворцовый комплекс представлял собой пылающие руины и был оставлен как войсками, так и самим султаном (бежавшим в числе первых). Однако занзибарский флаг продолжал развеваться на дворцовом флагштоке попросту потому, что его некому было снять. Расценив это как намерение продолжать сопротивление, британский флот возобновил стрельбу. Вскоре один из снарядов поразил флагшток дворца и сбил флаг. Командующий британской флотилией адмирал Роулингс расценил это как знак капитуляции и приказал прекратить огонь и начать высадку десанта, практически без сопротивления занявшего развалины дворца. Всего британцы выпустили около 500 снарядов, 4100 пулемётных и 1000 винтовочных патронов во время этой короткой кампании.

Обстрел продолжался 38 минут, всего погибло около 570 человек с занзибарской стороны, с британской же был легко ранен один младший офицер на «Дрозде». Этот конфликт вошёл в историю как самая короткая война.

 

 

 

Бежавший из дворца султан Халид ибн Баргаш укрылся в германском посольстве. Так как новое правительство Занзибара, немедленно сформированное британцами, незамедлительно утвердило его арест, отряд Королевской Морской Пехоты непрерывно дежурил у ограды посольства, чтобы арестовать бывшего султана в тот момент, когда он выйдет за пределы территории посольства.

Чтобы эвакуировать бывшего султана, немецкой стороне пришлось пойти на хитрость. 2 октября 1896 года в порт пришёл немецкий крейсер «Орлан» (Seeadler). Шлюпка с крейсера была доставлена на берег, затем на плечах германских матросов принесена к дверям посольства, где в неё поместился Халид ибн Баргаш. После этого шлюпку таким же способом отнесли к морю и доставили на крейсер. Юридически, согласно действовавшим тогда правовым нормам, шлюпка считалась частью корабля, к которому она приписана и вне зависимости от места нахождения была экстерриториальна. Таким образом, находящийся в шлюпке бывший султан формально постоянно находился на германской территории.

После войны бывший султан жил в Дар-эс-Саламе до 1916 года, когда его схватили британцы. Он умер в 1927 году в Момбасе.

В британской историографии эта война, по причине её краткости, описывается в ироничном ключе. Однако с африканской точки зрения эта колониальная война, в которой погибли более 500 человек с занзибарской стороны и всего один британский офицер был ранен, имеет трагическое значение.

 

Вот так оно и было. И всё было бы смешно, когда бы не было Британии, с гордостью вписавшей в свою книгу рекордов Гиннеса эту небольшую расправу над занзибарцами.

А для всех султанов, императоров, королей, президентов и прочих верховную власть имущих лиц в этой небольшой истории есть некоторый намёк: правильно оценивай обстановку и побольше думай, прежде чем утверждать, что кто-то где-то – голова.

Свою голову на плечах имей, тогда твои подданые не пострадают.

Вступление и послесловие  – А. Степанов.  © При размещении на других ресурсах ссылка обязательна.