Версия для печати

А.Степанов. О несомненной пользѣ пьянства и нѣкоторомъ его вредѣ

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Истоки мирового пьянства 

Давайте рассмотрим одну из наиболее неприятных проблем мирового уровня, с которой все борются, борются с древнейших времён и до наших дней, и всё никак не могут побороть. Пьянство – неумеренное потребление алкогольных напитков, в запущенном виде переходящее в алкоголизм. То есть в состояние организма, когда человек уже не может жить без получения этилового спирта извне. Более всего общественность в целом и отдельные энтузиасты озабочены тем, как ОТУЧИТЬ человека пить. Отучить того, кто уже приучился. Фактически, это борьба не с причиной пьянства или алкоголизма, а со следствием их. Не потому ли эта борьба столь тяжела и зачастую безнадёжна? Не в том ли дело, что воюя с последствиями причины, саму причину оставляют без внимания? Или – борцы даже не подозревают о причине истинной, подменяя её какой-то другой?

 

Это очень простой принцип: если нам известна истинная причина чего-либо, и мы её устраняем навсегда (и не позволяем появляться снова), то и последствия исчезают и более не появляются. С пьянством, алкоголизмом а также наркоманией (будем называть далее это общим термином ЗАВИСИМОСТЬ) человечество справиться не может. Даже излеченные зависимые в большинстве своём рано или поздно – а чаще всего именно сразу – возвращаются в исходное состояние, из которого их с таким трудом вытаскивают все, кому не лень. Значит, причина в таких случаях остаётся – это очень простой вывод!

Чаще всего родственники зависимого, большинство врачей и даже власть, которая должна решать эту глобальную социальную проблему, видят причину побуждения бухать в самом зависимом. Ему пьянка или кайф дороже семьи, здоровья, самой жизни. Это списывается на аморальность или слабохарактерность и рассматривается как ГЛАВНАЯ причина зависимости. Во втором эшелоне причинности рассматривают массовую рекламу спиртной продукции, в третьем - личный пример окружающих, куда так же входит и национально-культурная составляющая (традиции), а также пропаганда потребления алкоголя (реже – наркотиков) в искусстве. Последнее, собственно можно отнести и к рекламе «ненароком». Реже всего причиной считают генетическую предрасположенность – но она реже всего и случается, по крайней мере, ярко выраженная.

А почему человека вообще тянет выпить? Ведь не секрет, что среди подавляющего большинства населения Земли лишь доли процента НИКОГДА не пробовали спиртного и не ощущали потребность - нет, даже не в спиртном или наркотиках, а в некотором кратковременном состоянии изменённости сознания, в расслабухе, веселье и отдыхе. Собственно, эти доли процента из-за их такой мизерной процентности можно и должно относить не к норме, а как раз к паталогии в рассмотрении проблемы зависимости. Статистика показывает, что их примерно столько же, как и врождённых пьяниц и наркоманов, которым для выживания необходим этанол или героин с самого рождения. Противоположности сходятся. Большая же часть человечества по сути своей нормальна – выпить может и хочет иногда, но повеселившись сколько нужно, забывает напрочь о спиртном на период от недели до полугода, у кого как. Почему так с нормальными людьми происходит?

Ответ, правда, неполный, мы можем найти в физиологии человека и высших млекопитающих. Известно, что для оптимального эмоционального состояния человеку необходим определённый уровень некоторых гормонов в организме. Преимущественно это – эндорфины, вырабатываемые гипофизом, этакой железой внутренней секреции в мозге. Правильные, уравновешенные эмоции, соответствующие обстоятельствам и ситуации во внешнем окружении человека либо другого животного, есть ни что иное, как залог выживания. Правильная, соответствующая ситуации эмоция позволяет адекватно реагировать на раздражители и не путать пищу или партнёра с хищником или опасностью. Упомянутые тут эндорфины, кроме воздействия непосредственно на эмоции способны действовать и как обезболивающее, и даже как стимулятор (аналог допинга). При употреблении внутрь этанол начинает стимулировать гипофиз к выбросу эндорфинов в кровь… ну, результат всем нормальным людям известен. Хорошее настроение и прощай скука. Эмоции, правда, смещаются в район розового цвета спектра и зачастую несколько ошибочны… но ошибочны настолько, насколько мы наклюкались. Впрочем, вся эта механика не столь важна – важно, что нас тянет временами на то, чтобы всё было хорошо. Даже если всё плохо. Реальность при этом заменяется кажимостью – но это помогает перенастроить свои уставшие и завязшие в монотонности эмоции, посмотреть на привычный мир под другим углом и утром начать жить снова, обновлённо. С новыми силами, так сказать, в новый бой.

 

ПРИРОДНО-ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ПЬЯНСТВО 

 

 

 

Этот подход к обновлению, несколько напоминающий по своей сути перезагрузку компьютера, когда он начинает зависать от того что вся оперативка забита ещё работающими, но уже не нужными в данный момент программами, на самом деле нужен всем, у кого достаточно мощный «процессор». Само собой, такие операции, требующие временного отключения сознания от внешнего мира, надо проводить тогда, когда прекращена всякая активная деятельность, в безопасный период и достаточно запланированно. Иначе можно и данные потерять, и «комп» повредить, и ещё всяких неприятностей нахватать ненароком. В общем, делать это когда всё запланированное уже сделано, закончено и перед тем, как начинать что-то новое. Но основная задача здесь для созданий с развитым мозгом, напомню – не забыть или вспомнить что-то, не придумать новое, а ЭМОЦИОНАЛЬНО встряхнуться. Ибо в процессе долгой работы над одним и тем же, в условиях монотонности происходит своего рода прикипание к какой-либо одной, наиболее соответствующей выполняемой деятельности эмоции. И, соответственно – падение способности к выживанию, через неправильные реакции на внешние раздражители.

Пример: женщина целый день сидит на кассе в супермаркете, в котором работает лишь каждая пятая касса. Знакомая картина? Толпы покупателей, которые спешат, как очумелые, куда-то, нехватка сдачи, ККМ барахлит, в зале душно и жарко. Естественно, покупатели недовольны, ворчат, и каждое из этих существ неразумных с забитыми доверху всякой хренью тележками норовит кассирше высказать своё «фи!». При этом тормозя её работу и вызывая цепную реакцию недовольства в толпе. А кассир-то в чём виновата? Она не может делать то, что делает, быстрее в пять раз, и не она виновата в сволочизме директора магазина, который за одинарную зарплату взваливает на неё пятерную работу! Всё, что может сделать кассир в этой ситуации, чтобы обслуживание шло быстрее – заткнуть пасть всем недовольным и заставить их терпеливо соблюдать порядок. Пресечь возмущение в корне! Для этого надо соответственно себя вести, выдавая на-гора соответствующую задаче эмоцию: гнев. Злой быть надо, чтобы вякнуть боялись ещё за километр. В полемику не вступать, а отвечать резко… но сдерживаясь, чтобы не перегнуть палку. И в таком настроении – целый день.

Вы хотели бы встретить свою возлюбленную кассиршу в таком её настроении, которое к ней за день прикипело, в этой роли, в которую она вжилась? Ни за что. Тут, извиняюсь, можно ненароком и цветами по морде получить! А ей это надо – терять вас, самого лучшего и самого любимого лишь потому, что работа за смену из неё мегеру сделала? Это – не выживательно! Эмоции эти надо сменить, но они уже закоксовались! Ну, день, другой, неделю или даже две может наша кассир ещё как-то держаться, переключая силком своё настроение после работы на другое. Но поставьте себя на её место… До выходных дотерпишь кое-как, а потом надо всё-таки расслабиться. Потому что, даже управляемые эмоции здесь перестают быть живыми, человек становится роботом, ни на что хорошее не реагирующим. Так и семья, ради которой она работает, может развалиться. Встряхнуться – и встряхнуть эмоции! Перезагрузка. Обновление. И жизнь снова радует. И семья рада.

Но даже в гораздо более спокойных условиях, даже в раю, знаете ли, у любого нормального человека накапливается усталость от монотонности. От одной и той же эмоции, которую он вынужден по роду деятельности сохранять. Рано или поздно эмоционально перезагрузиться требуется ВСЕМ НОРМАЛЬНЫМ людям! Чтобы жить. Ибо ситуация сводится буквально к народной присказке о жизни в России: будешь пить – сопьёшься. Не будешь пить – рехнёшься! И это свойственно не только людям – повторюсь, всем высокоорганизованным млекопитающим. Которые способны пусть не мыслить подобно человеку, но эмоционировать, как и он. И, представьте себе – они тоже оказываются подвержены… пристрастны… и даже зависимы! К алкоголю и наркотикам! Мозг у них развит почти как у нас, и метаболизм схож – что же удивляться? Слоны. Медведи. Собаки-волки. Крысы. Обезьяны. Еноты. Вороны! Они все – представьте себе! – выпивают! Ну, пусть не из стакана или из горла, как мы, но всё-таки УПОТРЕБЛЯЮТ! А где берут спиртное? Интересно? 

В природе, где оно и появляется естественным путём. Переспелые и забродившие ягоды, плоды и фрукты. Всё очень просто. Они есть и в тундре, есть и в тропиках. Процент спирта (градус) в них разный, конечно, от 1,5% до 15-20, но – кто хочет, тот напьётся! Или кому очень надо. Кошки спиртное не любят, но любят валериану. Или её аналоги. У них своеобразный обмен веществ. Наши медведи по осени трескают забродившую ягоду, собаки её тоже не чужды, как и крысы, еноты, вороны.

 

В жарких странах слоны точно знают, где растут «пьяные деревья» с плодами, способными выдавать им нечто вроде пивного пюре, и знают точно, когда можно и нужно явиться на этот «банкет». И нажираются, да ещё как! А обезьяны? Вот уж точно – наши братья… Мало того, что они, как и слоники, ведают где и когда, они ещё и знают, что и как выбрать покрепче. И… охраняют, стерегут свои заветные деревья от посягательств на уже спелые и вкусные фрукты по месяцу иногда от птичек, мышек, других обезьяньих стай - пока их природный винзавод не доведёт сырьё до кондиции. С другими стаями им подобных у них из-за этих деревьев даже войны случаются! Удивительно ещё и то, что спелые, но незабродившие плоды этих растений весьма вкусны и сладки, но они их не едят, хотя слюною, глядя на них, просто захлёбываются. Терпеливо ждут, когда будет готово… А вот тогда – ой, что там творится! Глядя на пьяных обезьян, а утром – на обезьян с похмелья, сразу начинаешь понимать: прав был Дарвин!

 

 

Но – кончается в природе пьяный урожай, и всё, вместе с ним кончается и пьянка. Братья наши меньшие погуляли, повеселились, каждый в своём ключе – и снова трезвость. Перезагрузились – можно дальше жить-выживать. Пока монотонность эмоциональная не придавит – а к тому времени новое божоле поспеет. В природе всё циклично, всё увязано: и требуемая частота эмоциональной перезагрузки животного, и выпуск продукции природных «винзаводов» в данной местности. Какой-то оптимальный, природный срок для этих перезагрузок существует и у человека – вероятно, такой же, как и у высших обезьян: от трёх месяцев до полугода. Но человек давно уже не живёт на деревьях, а все биочасы у него сбиты цивилизацией и новыми местами обитания. Образ жизни совсем не тот, что у наших предков-собирателей фруктов и корешков. Нагрузка на психику совсем другая. Разнообразия в деятельности меньше. Однообразия больше. Если рассмотреть проблему с этой точки зрения, то уже можно увидеть способ, как ненавязчиво и резко снизить ЕСТЕСТВЕННУЮ потребность человека в спиртном: разнообразие труда. Примерно по рецепту Маяковского: землю попашет – попишет книжицу… Равно как и улучшение условий труда. Чтобы работалось без напряга эмоционального, не через силу и на нервах – а в удовольствие. Надоело шурупы закручивать? Отвлекись, позабивай гвозди. Даже просто сменяя деятельность каждые два-три часа на подобную, но другую, можно не позволять своей психике разбалансироваться эмоционально. Это же приведёт и к повышению производительности труда, выработки, снижению заболеваемости сотрудников, повышению дохода предприятия и росту заработка. Вопрос упирается лишь в ПРАВИЛЬНУЮ организацию труда на рабочем месте!

Как ни странно, но причины зависимости в описанных выше примерах работы кассира и мира животных на самом деле принципиально одинаковы, хотя и выглядят совершенно по-разному. Причина – в монотонности бытия и существования, что у слонов, бродящих по сельве, что у Президентов Земного Шара. И те, и другие выполняют определённые действия, направленные на выживание, день за днём. Другое дело, что в дикой природе, где всяк решает сам, что ему делать именно сейчас, гораздо больше возможности смены деятельности. Человек же современный гораздо более привязан к деятельности однотипной, почему для него и существенно сжимается период между «перезагрузками». Если на какой-то работе удастся добиться такого положения дел, чтобы работник мог работать с увеличением производительности труда исключительно себе в УДОВОЛЬСТВИЕ и мог получать от работы, кроме заработка, УДОВОЛЬСТВИЕ – то его потенциальная зависимость и потребность в эмоциональной перезагрузке снизится многократно.

 

И КТО ТУТ АЛКАШ? 

 

 

Кого мы можем считать реально зависимым, а кого здоровым от зависимости? Вопрос не столь прост, как может показаться на первый взгляд. Оценка «нормальности» человека в современной наркологической и бытовой практике по этой части сводится к элементарно-механистическому подходу: если пьёт каждый день – алкоголик! То есть, главный критерий – частота употребления, КОЛИЧЕСТВО выпитого за некоторый промежуток времен. А вот насколько верна по своей сути такая диагностика?

Из наблюдений за окружающими нас людьми мы все, наверное, знаем, что есть граждане, способные перепить кого угодно и оставаться в состоянии «как стёклышко», а есть и те, кому и пробку нельзя нюхать – мгновенный брык под стол! Ну, и тех и других встретишь редко – в среднем большинство пьёт наравне, одинаково чувствует себя поутру и одинаково поправляет здоровье. В чём здесь разница относительно т.н. толерантности (устойчивости к воздействию) спиртного, если исключить факторы «разового воздействия» - стресс, грипп и т.п.? Несомненно, в той же генетической предрасположенности, в генетике конкретного человека, влияющей в целом на обмен веществ (метаболизм). Разбирая примеры и известные науке данные, легко прийти к выводу, который скрывают официальная медицина и власть: есть алкаши от рождения, и есть люди, которые НИКОГДА алкоголиками не станут. Другими словами – У КАЖДОГО ИЗ НАС СВОЯ НОРМА! И диагноз нарколог должен ставить не количественно (как часто вы выпиваете?), а качественно: по конкретным изменениям в организме. Не тупой опрос и субъективный в целом ответ, а конкретное, объективное ОБСЛЕДОВАНИЕ! Тесты на IQ, аллёртность (скорость реакции), моторика, состояние печени, желудка, крови и так далее. При этом запросто может оказаться, что некоторые «алкаши» - совсем не алкаши, а многие «трезвенники» или «умеренно потребляющие» - ой-ёй…

Сколько же должен человек пить и как часто, чтобы спиться? Единого ответа нет, а примеры, противоречащие современной медицине, есть. Самый распространённый и показатель – Черчилль. Уинстон. Вставал в два часа дня, выпивал до литра коньяка в день, курил крепчайшие сигары одну за одной, был поперёк себя шире. Но – величайший политический деятель для англичан, величайший и яснейший ум, прекрасный семьянин и счастливый человек, доживший с прекрасным самочувствием до девяноста (!) лет. Хотя его отец умер в 45 – здоровая генетика у самого Уинстона оказывается под большим вопросом! Он не уникален – примеры пьющих каждый день, но здоровых физически и умственно людей, ставших к тому же долгожителями, встречаются несколько чаще, чем хотелось бы нашей официальной медицине. Как контрдовод таковым фактам приводится чаще всего такой: а вот если бы они не пили… прожили бы ещё дольше! Это что – до трёхсот лет, что ли? Скорее всего, без своих РЕГУЛЯРНЫХ «возлияний» такие люди прожили бы как раз меньше, и вряд ли были бы здоровы и счастливы.

Между прочим, у них есть одно общее качество. Они всю свою жизнь являются, в первую очередь самими собой – если проанализировать их жизнь и поведение. Они в первую очередь СЧАСТЛИВЫ – потому, что живут так, как сами считают нужным. Так же – они очень социальны - они менее других злобны, неприветливы, завистливы и так далее. Приятные, хорошие люди, которые любят себя и окружающих тоже. Странно, конечно, что этой категории людей ТАК необходим этанол для жизни – но видимо, необходим. Нормой это считать нельзя, конечно – но разве правильно считать ТАКИХ людей зависимыми? Впрочем, на приёме у нарколога никакой Черчилль, если он будет отвечать на вопросы дохтура честно, не сможет доказать, что он – не алкоголик, и, тем более, не пьяница. Количество выпитого решает всё! А качество жизни в расчёт не берётся. И здесь остаётся, всё-таки, открытым вопрос, что в данном случае первично относительно устойчивости к спиртному у таких людей? Генетика? Или всё-таки внутреннее моральное состояние? Если второе – то получается, помогая человеку становиться более социальным, более свободным при этом от навязанного кем-то мнения, более независимым и боле счастливым – можно сделать его не просто более здоровым, а СВЕРХЗДОРОВЫМ, по нашим сегодняшним меркам. Будет такой человек пить или не будет – всё-таки его личное дело, но то, что алкоголь (яд с точки зрения медицины!) ему не может причинить вред даже на физическом уровне – уже очень интересно! Наловить бы десятка два Черчиллей и хорошенько их исследовать в поликлинике, чтобы узнать – а что их такими делает? Вдруг не генетика, а сознание?

С другой стороны, в этом ряду находятся те, кому от одного запаха уже под стол кидает – так называемые «бряки». Мало того, что у них никакой устойчивости к спиртному природой (или чем-то ещё) не предусмотрено и не заложено изначально, так ещё и последствия приёма веселящей воды для них катастрофичны. Как правило – у них страшнейшее похмелье, и почти неизбежное скатывание в запои. В компаниях, где выпивают, их лучше не встречать – мгновенное уезжание крыши, очень часто связанное с немотивированной агрессией или злобой. Встречали таких? Ну, в таких случаях хороша поговорка: что у трезвого на уме… Таким людям пить нельзя, категорически – они вредят и себе, и окружающим при этом. И очень часто они не пьют вообще. Но общение с ними – это нечто! Как минимум – зануды, как максимум – деспоты. Как ни странно, именно такие чаще других оказываются наверху социальной лестницы, являясь при этом совершенно антисоциальными типами по своим внутренним пристрастиям и убеждениям. Они тихо ненавидят ВСЕХ! Но умеют говорить правильные речи и убеждать окружающих в том, что сами они – правы, а все остальные – нет. Свою трезвость  несут как священную хоругвь, используя как орудие крупного калибра в борьбе за влияние на всех: я – трезвенник, вы – алкаши! И слушать должны меня, и слушаться! Беда, конечно, но в жизни таковых больше, чем Черчиллей. Они часто болеют, кстати, и редко живут долго. Счастливыми их не назовёшь, но вот успешными – можно, как правило. А если их тоже отловить пару десятков и тоже в поликлинику, для опытов? Что покажет обследование? Я не удивлюсь, если совокупность параметров организмов и психореакций у таких особей окажется соответствующей самому что ни на есть кондовому алкоголизму. Даже если они пьют очень редко или не пьют вообще. Опять же вопрос с их генетикой и сознанием остаётся открытым – до исследований и набора достаточных стат.данных.

А. Степанов © При размещении на других ресурсах ссылка обязательна.

 

Продолжение здесь.